Мы налаживаем и развиваем связи с клиентами, СМИ и общественностью уже более 18 лет

100-ЛЕТНИЙ, ВЫПРЫГНИ В ОКНО И ИСЧЕЗНИ!

Очень опасно размышлять о доме из-за границы. Не потому, что сочувствие к окружающему необъективно, а потому, что ты замечаешь такие нюансы, которые дома не можешь, не хочешь или не осмеливаешься видеть. Они могут причинять боль, угнетать и развивать чувство неуверенности в благородном покорении родиной новых вершин.

Я по привычке выбираю тропу, которая с большой вероятностью ничем хорошим не закончится. «Король Юлил, правящий примерно в 897-873 гг. до н.э., обладал достаточной властью, чтобы сварить заживо князя Аи за то, что тот его предположительно критиковал». (A History of China, J.A.G. Roberts, 1999). В Эстонии подобная практика распространена до сих пор, дабы навечно усмирить критиков. Если бы меня также сварили, я знаю точно, что все равно говорил бы то, во что искренне верил до последней минуты.

Каковы самые значительные достижения Эстонии за последние 100 лет? Эстонский язык сохранен. Эстонская земля сохранена. Эстонская государственность имеет место быть. Эстонцы имеют успех за границей. Некоторые люди и их семьи стали состоятельными. Мы довольны? Нет!

Эстония – очень банальная, скучная и усредненная страна, где много бедности, лени и беспомощности. Удушливая неудовлетворенность собой и своим государством, которое от границы до границы защищено колючей проволокой под высоким напряжением – эмоциональные и созданные законом барьеры, которые ограждают нас от переселенцев, инвесторов и туристов. Мы боимся мира, людей, народов, и в особенности боимся русских.

Нам некого ни в чем упрекнуть, потому что мы сами создали такую культуру: в Эстонии очень важно выделяться (прежде всего для себя), а не создавать индивидуальность, которая ценится и тогда, когда об этом не просят.

Все остальные лучше, чем Эстония


Эстонией руководят обычные, среднестатистические люди, чьи амбиции направлены не на общий успех, а на личные достижения и благополучие. Часто даже они остаются не достигнуты. Истории или картинки о том, как я встречался с тем или иным сильным мира сего… А какой из этого итог?

Кругом полно подобных Эстонии пустых земель, которых волнуют только они сами, в лучшем случае. Финляндия лучше Эстонии, потому что там зарплаты выше. Швеция лучше Эстонии, потому что там делается бизнес. Россия лучше Эстонии, потому что там возможности и масштабы. Латвия лучше Эстонии, потому что там разумная алкогольная политика. Центр Европы лучше Эстонии, потому что там можно сделать карьеру.

Нытье ни к чему не приведет. Нужно подумать: чего мы сами хотим достичь? К чему мы стремимся? Вместе или каждый по отдельности? Есть ли у всего этого какая-то идея, цель? Возможно, что нет.

Все больше и больше семей, которые вымирают. Дети не нужны, жизнь в тупике – конец наступает со смертью последнего потомка. Разговоры о необходимости иметь детей бессмысленные и устаревшие, неуместные и неприятные.

Можно ли с государством иначе? Навряд ли. Вся Эстония – словно деревня на юге страны, где жить можно, но что это за существование? Все уезжают, спекулянты скупают земли и по частям перепродают иностранцам, инфраструктура отсутствует, сельский магазин из-за отсутствия спроса давно уже закрыт, а старейшина провозглашает: у нас ведь э-государство! Представляете?! Mitäs nyt?


Но вообще является ли Эстония государством? Если смотреть с точки зрения Китая, то нет. России – нет. Из Брюсселя – тоже нет. Мы представляем собой общество с высокой самооценкой (читайте: элита, преимущественно политическая элита), которое покупает себе iPhone X и хвастается: мы пользуется только самыми новыми гаджетами!

Мне нравится думать наоборот, т.е. что другие лучше нас. Это способствует стремлению вперед и получению знаний.

Rolex и Prada спасут от бедности


Если бы плотность населения Эстонии была такая же, как на острове Гонконг (что в сравнении с Рухну меньше, чем Вормси – на острове проживает 1,3 миллиона человек), где есть и пляжи, и кладбища, то в нашей стране вместо 1,3 миллиона человек проживало бы 725 миллионов. Или иными словами: если бы все жители Эстонии жили на Вормси (минус Рухну), то мы были бы более эффективными и продуктивными.

Административные способности жителей Гонконга просто поражают. Государство – это не только э-государство в рассказах чиновников, но каждым уличным булыжником Гонконг говорит об успехе и желании быть лучше остальных Нью-Йорк по числу небоскребов скромнее, чем Гонконг. Здесь 237 небоскребов, а в Гонконге – 303, что является мировым рекордом.

В чем мы по результатам работы лучше Латвии, Литвы, Финляндии, Швеции, России? Даже если в какой-то области и лучше, я бы хотел, чтобы мы были лучшими и во всех остальных. Подоходный налог мог бы быть самым маленьким, налог с оборота самым низким, дороги – лучшими, а фирмы и создателей рабочих мест носили бы на руках.

В Гонконге есть и востребованы и Rolex, и Prada. Вызывающий пренебрежение «культ успеха» в Эстонии – в Азии является движущим вперед мотором. Туфли Prada подтверждают, что ты добился успеха. По улицам Вьетнама ездят Porcshe и Lexus. Каждый доллар, пущенный в оборот, помогает вытащить кого-то из абсолютной бедности. Осуждение расходования европейских денег и подтрунивание заставляет притворяться, но также уменьшает предложение работы. 


Потому что каждый, кто что-либо покупает, дает кому-то работу. В Эстонии мы хотим, чтобы никто не потреблял, но работы было бы много! Алло!

В каком-то смысле мы все – одна большая и единая семья


На эстонском языке вышла книга шведского писателя Йонаса Йонассона«Столетний, который выпал из окна и исчез», на основе которой был снят фильм, шедший и в эстонских кинотеатрах. Если мы не способны найти свое место в мире, то мне хочется просто выпрыгнуть из окна и исчезнуть. Если мы не можем коллективно достичь чего-то единого, то мне хочется выпрыгнуть из окна и исчезнуть. Если мы избегаем совместного управления страной, но требуем этого от тех, кто не хочет, не может и не умеет это делать, то я хочу выпрыгнуть из окна и исчезнуть.

Безусловно, я понимаю, что для 1,3 миллиарда китайцев Эстония – это как часть маленького города, Копли или Ласнамяэ, Каламая или же Ыйсмяэ. Но что Эстония означает для нас? К какой стороне мы себя относим и за кем следуем?

По моему мнению, Эстония – как яловка, которая мычит в хлеву, и так продолжается уже много лет. Потому что когда нужна была случка, ее не было. Даже через искусственного осеменителя.


Дональд Трамп глуп? Россия «внутренне больна до самой смерти» (образ Яана Тыниссона )? В мире десятки стран, которые решают судьбы других. Эстония в их число не входит. Все они далеко не такие «красивые», какой создатели эстонского будущего пытаются сделать Эстонию, и которая никогда такой не станет. Эстония для них – не государство. Эстония – это, к примеру, «заморская» территория, особенно после голосования по Иерусалиму.

Мир не ограничивается Эстонией. И Европой. Обе они маленькие и теряющие значимость. Европа сражается не во имя роста, а как бы сэкономить без потери капитала.

Все силы сосредоточены на создании нового капитала. Как можно скорее. Европа сейчас – как балтийско-немецкое дворянство в 1918 году, которое либо уже потеряло земли и мызы, либо вот-вот останется без них. Новый мир рождается благодаря необходимости развития, амбициям и самоотверженному строительству будущего. Во имя этого работают анонимные трудяги, которые счастливы, если могут трудиться круглосуточно, чтобы выбраться из абсолютной нищеты. Чтобы следовать этим трендам, нужны азиатские типы руководителей, которые безжалостны к лени, расхлябанности, беспомощности, личной выгоде, самолюбованию и так далее.

В заключение слова из Дао дэ цзин, или «Книги пути и достоинства» (IV до н.э.):

Если не уважать мудрецов
то в народе не будет ссор
если не ценить драгоценных предметов
то не будет воров среди народа
если не видеть желаемого предмета,
то не будут волноваться сердца народа
поэтому управление мудрого человека
делает их сердца пустыми
а желудки полными
оно ослабляет их волю
и укрепляет их кости
чтобы у народа не было знаний и страстей
а имеющие знания не смели бы действовать.
осуществление недеяния
всегда приносит
спокойствие


Для движения нужна сила. Чем меньше народ вмешивается в дела правления, тем он счастливее. В Китае когда-то вместо одного государства было 170 маленьких и 15 больших стран, а теперь только одно. Эстония является одним из 170 маленьких государств, из которых в конце концов получится один огромный «Китай».

Но сможем ли мы в течение следующих ста лет сохранить свою землю, язык и государственность? В ближайшее время в этом может немного помочь индивидуализм, а в долгосрочной перспективе помощником будет только коллектив. Чем более едины, больше и мудрее, тем лучше.
 

Декабрь 2017, по дороге в Тайвань, позади Китай, Россия, Гонконг, Вьетнам.