Мы налаживаем и развиваем связи с клиентами, СМИ и общественностью уже более 18 лет

СЛЕДУЮЩИЙ ПЕВЧЕСКИЙ ПРАЗДНИК НАЧНЕТСЯ С ЛАТЫШСКИХ ТРЕЛЕЙ, ЭТО ДИФИРАМБ ЛАТЫШАМ ЗА ДЕШЕВУЮ ВОДКУ

Следующий певческий праздник начнется с латышских трелей, которые станут дифирамбом латышам за дешевую водку, от которой в восторге даже отметившая свое 90-летие певунья Кихну Вирве.

Хотя мы никогда особенно не уважали латышей – они хотели силой отнять у нас остров Рухну (так им и надо, что у них нет ни одного морского острова), их финансовая политика все время была никудышной, да и вообще они хуже нас, однако кое за что их можно и похвалить – небольшое поощрение отстающему, который так и так до медали не дотягивает, говорит о великодушии победителя.

С русскими дела хуже. Из проживающих в Эстонии 330 000 русских (русскоязычных 383 118, включая другие народы) 94 000 – граждане России. Это внутренние враги, которых нет смысла знакомить с нашей культурой. Да и нельзя. Это было бы предательством.

У них свои телеканалы, они живут не в том информационном пространстве и выбирают не тех политиков. Терпите и сидите, если не уезжаете, как в тюрьме. На прогулку выпустим, но не дольше, чем на час в день. Их солнышком пусть будет ETV+, который так же достоин созерцания, как эстонская средняя лыжная погода в ноябрьские и мартовские теплые и темные вечера с переменной облачностью, когда городское освещение выключено.

Эстония – не какая-нибудь там деревня для беженцев, где всех по-ангеламеркельски ждут с распростертыми объятиями. Эстония – это заповедник с проживающими под угрозой вымирания эстонцами, чья лебединая песня скоро будет спета. И то уже на латышском языке.

Латвия в почете, они не заваривают кашу


Эстонцы не такие мелочные, как русские, которые большинство наших певческих праздников в прошлом веке превратили в фарс своими пропагандистскими песнями. Мы великодушны к тем, кому кланяемся. Латвия в почете. Хотя латышей в Эстонии всего 0,14% по сравнению с 25,2% русских, но они не заваривают такой каши, как порой это делаем мы.

Пошлой является даже сама мысль, что мы должны всем нравиться. Эти 383 118 русскоязычных пусть выучат эстонский язык, как мы выучили русский. А если не нравится, держитесь подальше от певческого праздника. Пусть это и пир вымирающих во время чумы, но все же пир! Мы не хотим жить в России, хотя мы знаем русских писателей и читаем их книги.

Как они не понимают, что Лев Толстой и Федор Достоевский не столь великие писатели, как А. Х. Таммсааре. Где правда и справедливость? Приехали сюда с меркантильным интересом? Пусть посмотрят «Ноябрь», почитают Кивиряхка, возможно, тогда поймут, какой вкус у дерьма (sitt) – красивое эстонское слово, которое понравилось Кихну Вирве и заняло почетное место в блистательном фильме Райнера Сарнета, раскрывающем нашу мелкую душу и дерьмовый характер.

Что тут сказать об отсутствии русской песни на певческом празднике: по прийтпярнаски, по-кихнувирвески, по-андрескивиряхски, по-райнерсарнетски – «sitta kah!». Придет время, когда мы снова запоем песни, о которых задним числом говорим, что мы их петь не хотели. На языке – противном и красном. На языке, на котором не писал ни один интеллигентный писатель. Поскольку язык – это инструмент политики. Как флаг и герб. Противный был этот Экклезиаст. Или, наоборот, умный. Что было, то и будет.