Мы налаживаем и развиваем связи с клиентами, СМИ и общественностью уже более 18 лет

В ЖИЗНИ ЭСТОНЦА НЕТ НИКАКОГО СМЫСЛА!

Последнее десятилетие, особенно активно после экономического кризиса, начавшегося в 2008 году, эстонцы (вместе с другими живущими здесь национальностями) ищут смысл жизнь. Я прочитал большинство докладов о развитии человеческого потенциала Эстонии, однако не смог найти этого смысла также в последнем докладе 2016/2017 «Эстония в эпоху миграции».

Ученые и составители приложили немало сил, чтобы записать все то, что мы уже давно знаем из СМИ. Документ напоминает мониторинг СМИ по важным новостям вместе с заключением о состоянии пациента. Например: «Население Эстонии к концу XXI века не уменьшится, если будут выполнены два условия: возрастет рождаемость и приезжающих будет больше, чем уезжающих». К такому выводу может прийти каждый/каждая Велло, Пилле, Тойво и Лийза или Яан, Трийн, Катрин и Янек. Но кто должен выполнять эти условия?

Открытая дискуссия бессмысленна, если мы не попробуем предложить план лечения или терапии. Еще бессмысленнее она будет, если мы не сможем или не захотим диагностировать, каким заболеванием страдает Эстония. Может быть 100-летняя старушка Эстонская Республика в отличной форме, у нее просто небольшие возрастные проблемы, которые нельзя и нет смысла лечить? Моя оценка Эстонии: полностью здорова.

Строго говоря между собой, мне не вспоминается ни одного очень хорошего общеизвестного в Эстонии политика, радеющего за благосостояние всего населения, который бы мне очень нравился и в которого я бы верил. Такой до сих пор не реализовался и не планировал это сделать. Дел много, например, туннель в Хельсинки, но политика аргументов «за» и «против» в общественности проанализирована более чем достаточно. Мы знаем, что можно сделать. И делам.

Что они здесь еще потеряли?


В спорах мы, однако, описываем общеизвестные проблемы, ругаем правительство, что оно их не решает, но у самих нет ни одной идеи, которая была бы эффективной и реализации которой общество ждет со слезами на глазах. Или же как минимум таких идей, которые можно сбыть обществу.

Бессмысленный вой, что мы вымрем, на помощь, что теперь будет – очень утомляет. Аналогично, как и то, что я не хочу рожать, почему я должна?! Я вообще не беспокоюсь об Эстонии. Меня не волнует, что люди уезжают и обустраиваются в Финляндии. Я не верю, что мы справимся с историческими процессами и со здравым смыслом, который адаптируется под них.

Мой прапрадедушка Пеэтер (1851–1923) и моя прапрабабушка Мийна Гроссбаум (1864–1962) в конце 1800-х годов продали все свое имущество в Эстонии, взяли своих четырех детей, сели на поезд и переехали в Россию, поскольку там обещали бесплатную землю. Конечно, через несколько лет они вернулись назад, земли они, конечно, не получили, а детей у них было уже 12. И семь дочерей и один сын доросли до совершеннолетия. Здесь, в жалкой Эстонии. Молодцы.

Мы ищем благополучия также и сейчас. Если бы получил землю, если бы получил деньги! Но не существует такой страны, которая сделала бы нас всех счастливыми. Поскольку наше счастье состоит в большем взаимном благополучии. В Норвегии у предпринимательства плохая репутация, поскольку предприниматели получают прибыль за счет кого-то. Прибыль от сатаны, а высокую зарплату требуют все. И блага. Чтобы обеспечить вечную земную жизнь.

Дай из данного, отломи от отломанного!


К сожалению, человек очень непостоянен. С самого начала и до конца. «Люди умирают — народ не исчезает, народ живет дальше», – написал Йохан Лайдонер в Кировской тюрьме. Он умер, но его народ живет дальше. Считается не то, есть ли у каждого человека потомки или нет, считается, что есть народ. Сын Лайдонер погиб, потомки Константина Пятса до сих пор должны мириться с отношением в обществе к своему прадеду: прославлять, критиковать или таскать за волосы. Надеюсь, они из-за этого не печалятся.

Внучка Мийны, 83-летняя Эви Соотс, живущая в Каркси-Нуйа, рассказывает, что бабашка всегда говорила: «Дай из данного, отломи от отломанного». Мийна, одна из дочерей которой стала совершеннолетней во времена Николая II (присматривавшая за мной в детстве тетя Анни, которая застала также второй срок Леннарта Мери), была права. Смысл жизни человека, будь он эстонец или кто угодно, разделить то, с чем поделились с ним. Если получил жизнь, передай жизнь дальше. Если тебе отломили хлеба, отломи также другим.

Физики изучают, существует ли вообще свободное желание. «Местная реальность означает для физиков, что все вещи, которые находятся между собой в причинной связи или связаны друг с другом, должны касаться друг друга или находиться как минимум рядом. Из квантовой механики, однако, следует, что связанные между собой частицы воздействуют друг на друга даже в случае, если перенести их в разные концы вселенной», – написал ERR Novaator.

Можно рассуждать, что это «интеллектуально интересно», но насколько наши Большие Идеи могут что-то изменить? Может быть приложены различные усилия?

Цель жизни – существовать


Я осмелюсь утверждать, что (со стороны политиков) поиск смысла жизни для своего народа является даже постыдной деятельностью – пусть хотя бы справятся с поиском своего смысла жизни. Поскольку выраженные словами идеи крайне ограничены. За время, когда человек говорит, он способен выразить приблизительно 10% идей, которые в это время генерирует его мозг. 90% остается для собеседника скрыто даже у наиболее мощного мастера слова.

Человек говорит: «Я люблю тебя!», но собеседник не может никогда узнать, что он при этом на самом деле подразумевал. Поскольку большинство отношений разрушается (намного больше половины, поскольку большинство отношений так и не доходят до брака), то можно быть уверенным, что люди так или иначе не понимают друг друга и не хотят понять и часто меняют мнение, когда они в этом признаются.

После экономического кризиса 2008 года количество дотаций в Фонд поддержки Таллиннской детской больницы резко сократилось. Члены совета спросили, имеется ли вообще смысл в фонде. Мы пришли к выводу, что идея фонда не экономическая, а эмоциональная – существовать, предлагать желающим возможность пожертвовать. Лечить общество, а не только больных. И эта стратегия принесла в последние годы значительный успех. Мы получили наследие, где для вносящих пожертвования людей было именно наличие того, что сделало возможным пожертвование.

Каждого человека мотивируют жить разные вещи. Есть те, чьи глаза заставляет сиять дешевое вино Lati Pats (недавно приехав из Риги на автомобиле, я заметил магазин SuperAlko у шоссе Рига–Пярну).

Цель жизни ни одного человека нельзя считать пустой, поскольку это является жизнью, принадлежащей только ему. Вера, что умными рассуждениями мы сможет коллективно рождающиеся направления обернуть вспять, как реки Сибири, конечно же, слепая.

Вещи происходят независимо от нашего желания. Я спросил у Хейнца Валка на одной дискуссионной телепередаче: «Хейнц, если бы мы не пели, если бы не было поющей революции, например, мы бы танцевали, то разве не стали бы мы свободными?» «Конечно, бы стали», – ответил Хейнц. «Это был образ».

Моя цель жизни – существовать. Другие, в том числе мои дети, пусть делают, что хотят. И как хотят. Лайдонер был умным: мы умрем, но народ будет жить дальше.