Мы налаживаем и развиваем связи с клиентами, СМИ и общественностью уже более 18 лет

ДВОРЕЦ СОЛИДАРНОСТИ

Алексис Ципрас стал премьер-министром Греции, потому что пообещал то, что требовал народ.

Не европейские банкиры и политические лидеры, а население Греции. Легко сказать, что средний житель Греции – жадный, ленивый и глупый: жил красивой жизнью, потратил миллиарды, а теперь не хочет платить. Но истина кроется в другом.

Если человек не в состоянии оплатить свои долги, он может стать банкротом как физическое лицо. Пять лет терпения, и вы спасены. В случае с предприятием – то же самое. Если рынки падают или предприятие не может больше обеспечить себе рынок, долги остаются невыплаченными. Почему государство не может стать банкротом?

В случае с частным лицом распространено мнение, что его надо защищать от кредиторов. И в Эстонии говорят, что быстрые кредиты – это происки дьявола, а должник по жилищному кредиту должен, как в Латвии, просто отдать банку ключи и освободиться от выплаты кредита.
 

Главная причина одна


С точки зрения математики, существует одна основная причина возникновения трудностей у человека, предприятия или государства – расходы превышают доходы. Когда это продолжается достаточно долго, следствием становится банкротство. Согласно западному (социально ответственному) мнению, причина неплатежеспособности кроется не в должнике, а в кредиторах. Это они жадины, которые думают только о том, как заполучить все имущество должника себе.

Ситуация с Ципрасом не так проста, он не может просто пойти в суд, написать заявление о неплатежеспособности и освобождении от долгов, и подождать пять лет. Без экспорта и внешних связей тяжело, очень тяжело. Но против лома помогает лом.

Если Ципрас сообщит, что Греция не оплатит ни одного долга и пустит в оборот свои деньги (это делали новые государства на протяжении сотен и тысяч лет, в том числе и Эстония в 1992 году), то народ будет доволен. И Европу это отрезвит. Германия и Голландия были готовы перейти на свою валюту еще в начале кризиса, но при его усугублении они в конце концов отрежут себя от этой возможности. Страны Балтии могут продолжать пользоваться евро, которые превратятся в бумагу.

У нас возникла странная иллюзия, что после падения Берлинской стены в 1989 году мировая политика стабилизировалась. Но каждое новое поколение хотело самоутвердиться. 1914, 1939, 1961 (строительство Берлинской стены), 1989, 2014 (Украина). Во время этого самоутверждения все вокруг меняется. Никто не беспокоится о вчерашних обещаниях или договоренностях. О государственных границах.

Опасность долговой экономики


Перспектива того, что греки будут голодать 30 лет, конечно, абсурдна. Большая часть из них умрет раньше, чем долговое бремя будет выплачено. Им нечего терять, и им нужна революция. Ненависть капиталистов (наживающихся на интрессах банков) – это само собой разумеющееся явление даже в Германии, не говоря уже о бедной Греции. Никто не хочет платить за съеденный суп, даже если когда-то он принес сытость.

Поэтому и велик риск формирования долговой экономики – люди (например, греки) получат свои блага за чей-то счет, и не будут готовы (или, вернее, неспособны) заплатить. Виноваты сами греки в возникновении своих долгов или нет – неважно. Важно, что они не хотят их признавать.

Многие из них совершенно правы – в случае с долгами солидарная ответственность неприемлема. Почему все население должно платить за неадекватность части народа? Но при потреблении различных благ все наоборот – мы нуждаемся в солидарности, никто не хочет отказываться ни от цента.

Как и в Эстонии – все партии обещают народу больше денег. Как было и в Греции.