Мы налаживаем и развиваем связи с клиентами, СМИ и общественностью уже более 18 лет

ХВАТИТ С ЭТИХ КРОВОПИЙЦ?!

В том, что человек пытается максимально увеличить объем своего имущества и денег, нет ничего экстраординарного. Утечка информации в ставшем за одну ночь всемирно известным адвокатском бюро Mussack Fonseca только подтверждает истину – чем больше у людей власти и денег (и доступа к ним), тем больше усилий они должны прикладывать для того, чтобы хранить, беречь, преумножать и скрывать свое имущество.

Жадность – это когда ты пытаешься показать свою щедрость, а на самом деле такая же крыса, как и остальные.

Черный пиар


Сотни и тысячи лет назад сокровища прятали в землю, сегодня – за тридевять земель. Очередной, но уже не удивляющий скандал натолкнул на мысль: как политики могут принимать законы, которым они сами не хотят следовать или просто не следуют? Если не нравится платить налоги, то, может быть, всех граждан освободить от них на законодательном уровне? Не нужно бояться, что кто-то увидит, как ты заработал деньги!

Как предприниматель я понимаю: если ты не способен изменить законы, то надо покидать страну. Не многие бежали из Эстонии по деловым причинам, но из Франции унесли ноги тысячи обеспеченных людей. Несправедливые налоги порабощают и убивают любую инициативу. То, что кто-то обеспеченнее, не может быть единственной причиной, по которой он должен платить за чужую лень, бездарность и пренебрежительное отношение.

Наблюдаемое прежде всего в журналистике (где часто с благородными порывами выступают те, кто потом сами попадаются) открытое порицание сравнимо со зрелищем на средневековом рынке, но на поверку оказывается мерзостью, и причина тут в том, что палачи представляют не судебную власть, а таких же жаждущих наживы негодяев.

Если информация сливают для того, чтобы подставить другого или разрушить его карьеру – чем это отличается от терроризма, например, в Сирии, где взрывают гигантские исторические памятники и режут глотки?

Dark public relations (черный пиар) – это эффективно, но жестоко. Если этот метод умышленно использует диссидент, то это понятно и простительно. Но если он используется в информационной войне, где обе стороны грешат одинаково, не стоит торопиться убить кажущегося виновным. Нужно предпочитать суд самосуду.

Абсурдно и унизительно


Утечка информации в Панаме доказывает, что нет ничего до конца безопасного, и жить, особенно общественным деятелям, нужно так, чтобы никто не мог ничего вытрясти или как-то повредить репутации.

Но никого нельзя принудить жить в постоянном страхе – «вдруг я делаю что-то не так». Признанный в уголовном порядке виновным Виллу Рельян по официальным информации не вернул в канцелярию президента свою награду за заслуги. Но аннулируются ли его добрые дела, за которые он получил награду, теми ошибками и преступлениями, за которые его признали виновным в суде? Нет. Поэтому это унизительный нонсенс.

В юриспруденции действует принцип, согласно которому никого нельзя наказать за один и тот же проступок дважды.

Мне чужд любой энтузиазм по поводу утечки информации, которая направлена на то, чтобы сознательно испортить чью-то репутацию, не дав человеку возможность защитить себя. Это сродни пыткам. Даже если пытают самых неприятных диктаторов, я не чувствую ни малейшей радости. Потому, что те кто его пытают, как минимум в той же мере сами являются преступниками.