Мы налаживаем и развиваем связи с клиентами, СМИ и общественностью уже более 18 лет

В 2016 ГОДУ СТАЛО ЯСНО, ПОЧЕМУ НАРОДУ НЕ НРАВИТСЯ ПЕНА*

«Какие-то 90 процентов политиков портят репутацию всех остальных», – сказал в 1973 году лауреат Нобелевской премии мира Генри Киссинджер, точнее сказать Альфред Хайнц, поскольку Киссинджер был евреем, родившимся в 1923 году в Германии. Уходящий год в эстонской и мировой политике показал, что эти последние десять процентов могут сколько угодно переживать по поводу своей репутации – оставшиеся 90 процентов в любом случае безвозвратно ее испортят.

После последних парламентских выборов в Эстонии политики с «подпорченной» репутацией потихоньку перебрались на помойку. Первое правительство, выбранное в парламентский состав в марте 2015 года, сформировали Таави Рыйвас, Свен Миксер и Урмас Рейнсалу, каждый из которых отправлен на пенсию. В Эстонии политики выходят на пенсию уже в возрасте 37 лет, когда Рыйваса отправили на скамейку, а вовсе не в 70 лет, как мечтает Маргус Тсахкна.

Насильственно отправили на пенсию и Эдгара Сависаара, которого заменили ломовой лошадью эстонской политики – Юри Ратасом. Первая «смена поколений» рухнула с головокружительной скоростью. В результате трое вылетели в трубу: Рыйвас, Миксер, Рейнсалу. Помимо них один отверженный – Сависаар.

Национализация беличьих ореховых резервов


Отчаяние прародителя самой вопиющей, самоистязающей и голодной до побед политики Юргена Лиги весьма уместно: «Если ты немедленно не слезешь с этого мотоцикла, то ищи себе новую мать, говорю тебе … новую мать», – такими словами из фильма «Молодой пенсионер» можно резюмировать его реформаторское отчаяние после того, как оглушительно подломились ножки его министерского кресла. Выборы нового прародителя состоятся 7 января.

Руководящее Эстонией новоиспеченное поколение не тешит себя надеждами, что навеки останется у руля. Политика скупердяйства и крохоборства, долгие годы проводимая Реформистской партией, оказалось для них своего рода «Троянским конем», в результате чего новое правительство придется по душе более 80% жителей Эстонии – голодным лопухам. А остальным нравиться вовсе не обязательно. Так или иначе они выбрали бы реформистов, или, на худой конец, ни одну из нынешних правящих партий.

Щедрая манера поведения очень эффективна для набора как можно большего числа голосов. Меня может раздражать политика предпочтения общественного транспорта в Таллинне, поскольку для тех, кто ездит на автомобиле, автобусный полосы означают ни что иное, как грабительскую потерю времени, однако я осознаю, что чем более равные возможности в обществе, тем больше благополучие как богатых, не нуждающихся в телохранителях, так и бедных, которые не голодают.

Выборы в местные самоуправления – самое волнующее политическое событие следующего года, поскольку это станет первым серьезным мерилом новейшего поколения и подготовкой к последующим парламентским выборам. Несомненно, осенние выборы переформируют эстонскую политику, и результаты, по всей видимости, нас поразят.

Президент не слушает народ*


В ходе государственной реформы совершенно новое содержание получает институт президентства. Конвульсивная манера выступления Керсти Кальюлайд и ее неуверенность в качестве президента во многом имеет под собой подоплёку отсутствия развернутой социальной сети в эстонском обществе.

Мне довелось присутствовать 16 декабря на открытии колоритной и многословной выставки Кайдо Оле «Nogank Hoparniis» в Доме Искусства, где собрались сотни уважаемых людей культурной и бизнес-элиты Эстонии. Нежданно-негаданно прибыла президент.

Признанный адвокат высочайшего уровня отметил, что перемещаясь по залу, президент смотрит только прямо перед собой, чтобы ни в коем случае не пересечься взглядом с кем-либо из гостей. Гуру художественных искусств Оле, без сомнений, обошел с ней выставку, однако из многочисленных гостей никто не приглянулся президенту в качестве подходящего собеседника. Народ даже не заметил, что на одном с ними мероприятии присутствует сама президент. Как человек, проживший 12 лет вдали от Эстонии, у президента отсутствуют социальные узы с эстонским обществом. Одного «чужого» отправили в США, а другого получили из Люксембурга.

Тоомас Хендрик Ильвес разводил антироссийскую риторику в Twitter, Кальюлайд с пеной у рта отстаивает личную точку зрения, для формирования которой она даже не удосужилась пообщаться c «исконными жителями». Партийный политик мог бы высказаться в стиле «с черным цветом кожи не кажут у нас рожи», поскольку за ним стоят только разделяющие это мнение. Но ведь президент должен представлять собой 1,3 миллиона человек. Всех. Для этого он должен быть способен любить как тех, кто ездит общественным транспортом, так и тех, кто летает вертолетом, независимо от взглядов.

На помойке оказалась и мировая элита


20 января новый президент США Дональд Трамп на проводимой в Белом Доме церемонии, как и все предыдущие президенты США, положив руку на Библию, произнесет традиционную речь: «Торжественно клянусь, что буду честно выполнять обязанности Президента Соединенных Штатов и делать всё, что в моих силах, чтобы поддерживать, охранять и защищать Конституцию Соединенных Штатов, и да пребудет со мной Господь».

Стиль Барака Обамы сходит на нет во всей мировой политике. Народу надоело слушать наставления и поучения, как нужно правильно жить. Народу нужны поступки. Деньги, благополучие, работа, безопасность.

Мало по малу рушатся важнейшие цитадели окутанной розовой пеленой политики, долгие годы превалирующей во всем западном обществе. Ослабление Европейского Союза после британского референдума гораздо страшнее, чем Brexit для самих британцев.

Прелюдия к грядущим выборам президента Франции и итоги референдума в Италии – новая метла метет по-новому, а точнее, на старый (консервативный) лад – и эти люди представляют собой уже совсем другие социальные группы. Тех, кого политики в розовых очках до сих пор предпочитали игнорировать или же вовсе отвергать.

«First we take Manhattan, then we take Berlin» (рус. Сначала захватим Манхэттен, затем мы возьмём Берлин) – пел недавно ушедший из жизни легендарный Леонард Коэн. Манхэттен захвачен. Берлин пока не пал, однако события прошлой недели могут этому поспособствовать.

Друг, работающий в Нью Йорке дипломатом, позвонил мне на днях по случаю праздников, и заметил: «Историю творят массы, толпы людей. Однако ими руководят отдельные личности». Случившееся в Сирии и Алеппо подтверждает, что втоптанные в грязь массы, которым терять уже нечего, к революции готовы.

Мировая политика следующего года не может быть уже скучнее и безболезненнее, чем в этом году. В тревожное время народ не терпит пены. Если европейские лидеры утверждают, что им жаль погибших в Сирии людей, то этого преступно мало. Не стоит удивляться, если народ свергнет таких лидеров. Лидера, не способного и не умеющего быть лидером, следует прокатить на вороных. К счастью, в Европе им удастся остаться невредимыми, в Азии и на ближнем Востоке – вряд ли.

* Строчки из песни «Vangile ei meeldi trellid» (рус. «Заключенному не нравятся решетки»), слова Велло Салуметса.